«

»

Июн 22 2011

Непревзойденный Франциско Бустаманте

Франциско Бустаманте

В преддверии чемпионата мира по девятке корреспондент WPA Тед Лернер отдает дань уважения действующему чемпиону Франциско Бустаманте, приехавшему в Катар, чтобы защищать свой титул, и вспоминает, как ковались победы и слава филиппинца.

На следующий день после победы на чемпионате мира по девятке 2010 года в Дохе Франциско Бустаманте получил смску от Президента Филиппин Бениньо «Нойной» Акино III. Президент является не только заядлым игроком в пул, но еще и соотечественником Бустаманте по «малой родине» — они родились в одном городе. Только что принявший присягу Президент, несмотря на напряженный график и многие насущные проблемы, стоящие перед 90-миллионой нацией, нашел несколько минут, чтобы отправить недавно коронованному чемпиону мира сообщение.

«Это Нойной Акино, — гласило оно, — Поздравляю Вас с Вашем успехом и славой, что Вы принесли нашей стране».

«Я очень счастлив, что я получил признание, особенно признание Президента, — с благоговением сказал Бустаманте после этого. — Я никогда не удалю это сообщение. Это как двойное попадание в «яблочко», победа в чемпионате мира, а затем это сообщение от Президента Филиппин.»

Однако Бустаманте и не подозревал, что несколько недель спустя попадет в цель в третий раз. Во время его участия в коммерческом матче в Маниле, он получил телефонный звонок из Соединенных Штатов с сообщением, что он только что был избран в Зал славы Бильярдного Конгресса Америки.

«Я был не просто удивлен, я был потрясен, — вспоминает тот момент Бустаманте. — Я так счастлив. Я даже не надеялся на подобное. Есть очень много хороших игроков, и это большая честь, особенно для иностранца, быть особо отмеченным в США. Это просто исполнение моей мечты. Я родом из маленького городка в Филиппинах и никогда не думал, что я в один прекрасный день я буду включен в Зал славы пула.»

Титул чемпиона мира, личные поздравления от Президента, а затем и честь быть увековеченным в Зале славы BCA (Billiard Congress of America) навалились на скромного и тихого 46-летнего филиппинца так быстро, что ему сложно было все это осознать.

«Я не знаю, что сказать, — отвечает Бустаманте на вопрос, что все это значило для него. — Я очень счастлив. Я просто счастливчик.»

Будучи человеком немногословным, Бустаманте всегда предпочитал вести диалог на зеленом поле, ну а результаты его почти двадцатилетней профессиональной карьеры говорят громко и ясно. С 1991 года Бустаманте завоевал около двух десятков турнирных титулов и еще больше побед одержал в пригласительных турнирах. Он дважды был назван «Бильярдным Дайджестом» Игроком года, в 1998 и 2002 году. В 2010 он, наконец, избавился от неприятной славы «лучшего игрока, никогда не становившегося мировым чемпионом», заполнив этот досадный пробел в своей биографии.

За много лет он обзавелся легионом поклонников, преклоняющихся перед его мощным разбоем, мягкими ударами и привычкой держать себя просто и улыбаться каждому, кто встретится на его пути. Сейчас он один из двух филиппинцев, избранных в Зал славы BCA. Второй — его близкий друг и партнер по путешествиям Эфрен Рейес. Ярые фанаты Бустаманте полагают, что это признание поможет Франциско, наконец, выйти из тени «Волшебника». Сам Бустаманте, однако, смотрит на вещи по-другому: ему нравится яркое сияние, излучаемое Рейесом, и он не стремится его затмить. За два десятилетия, которые насчитывают их дружеские отношения, Бустаманте всегда выражал лишь самое трепетное отношение к своему товарищу.

«Эфрен — мой друг и мой кумир, — говорит Бустаманте. — Я понимаю, почему любители пула болеют за него, это меня не удивляет. Он — лучший игрок в мире. Он классный парень и дружелюбен со всеми.»

Никому не придет в голову оспорить тот очевидный факт, что Бустаманте навсегда вписал свое имя в историю пула. И, как и для Рейеса, его путь с самого «дна» бедности «третьего мира» до высшей ступени славы является неотъемлемой частью его легенды.

Мечтать о чем-нибудь кроме ежедневного пропитания — причудливая экстравагантность, которую мало кто может позволить себе в бедных пригородах провинциальных Филиппин. Мало денег, и возможности невелики. И, если вам повезет найти хорошую подработку, генерирующую несколько лишних песо, держитесь за нее. Именно поэтому мы часто слышим, как Бустаманте и Рейес говорят, что им «повезло», после невероятной победы. Учитывая, как они росли, каждый прожитый день можно считать удачей. Тем не менее Франциско, младший из восьми детей в семье, с теплотой вспоминает простое и счастливое детство в маленькой деревне близ городка Тарлак, расположенного в четырех часах езды к северу от Манилы. Именно на улице Бустаманте получил свое ныне знаменитое прозвище «Джанго». Уж очень он, с поведением «крутого парня», мрачным взглядом и вечной сигаретой в зубах, напоминал соседям образ, созданный итальянским актером Франко Неро.

«Ковбойские фильмы были очень популярны тогда, — рассказывает Бустаманте. — Люди смотрели, как я играю, босоногий и курящий. Я ненавидел проигрывать, поэтому затевал драки. Говорили, что я похож на Джанго, и прозвище прижилось.»

Его отец получал скудную прибыль от постройки временных туалетов из цемента и посадки риса. Бустаманте, казалось, суждено было пойти по стопам своего отца, оказавшись на рисовых полях, согнутым под палящим тропическим солнцем и по колено в грязи, сажая саженцы и считая каждый песо.

Впервые Франциско соприкоснулся с игрой, которая быстро станет смыслом его жизни, в 12 лет. Его сестра владела небольшой столовой в оживленном районе города, рядом с большим открытым бильярдным клубом, где «сводились» дальнобойщики и различные дельцы. Очарованный яркими шариками, активностью, веселой атмосферой, но, в первую очередь, возможностью подзаработать, Бустаманте приходил в клуб ежедневно. Он выставлял пирамиды, или выступал в качестве судьи, или делал небольшие подсказки игрокам за деньги.

«Когда я консультировал игроков, — говорит Бустаманте, — я понял, что могу немного подзаработать на этом. Так что я был в клубе каждый день. Было много работы в бильярдной, и я думал: «О, пул — это легкие деньги».

Выбор между добычей денег и обучением был очевидным для мальчика, и он бросил школу после седьмого класса: «Мне не нравилось ходить в школу. Это было не по мне. Когда я понял, что могу заработать, играя в пул, это стало единственным, к чему я стремился. Я просто хотел самосовершенствоваться, чтобы стать сильнее.»

Ближе к ночи, когда толпа расходилась, а его работа была закончена, Бустаманте брал «колодный» кий и практиковался в одиночку. Вскоре он стал играть и выигрывать небольшие деньги. В 15 лет выиграл местный турнир в Тарлаке. В 16 он уже обыгрывал известных игроков в близлежащих городах. Когда ему исполнилось 20, Франциско был лучшим в своем регионе, поэтому друг привез его в Манилу, где этот неизвестный парень с севера стал выигрывать еще больше денег для себя и своего спонсора.

«Если ты хотел улучшить свою игру, — вспоминает Бустаманте, — ты должен был ехать в Манилу, потому что все хорошие игроки были там.»

В конце концов Бустаманте погрузился в коммерческую игру большого города 80-х. В то время турниры не предоставляли на Филиппинах таких финансовых возможностей, и великие, такие как Эфрен Рейес и Хосе Парика, ночами разыгрывали большие и маленькие суммы в ротацию. Никто из них не имел другой работы кроме бильярда. Если ты сегодня не выиграл, ты сегодня не поел. Именно такие жуткие условия помогли выковать удивительный талант филиппинских игроков и сделали их такими сложными соперниками.

«Мне нравится активность. Игра на деньги в пул делает тебя сильным. Она укрепляет твое сердце, нервы, дает тебе опыт. Есть много хороших игроков на Филиппинах. И все они жаждут выигрывать.»

Однако выигрывать за пределами бильярдных клубов Манилы — все еще несбыточная мечта для большинства. Эфрен Рейес говорит, что один из секретов Бустаманте то, что он обращал пристальное внимание на великих вокруг него: «Он видел много хороших игроков в Маниле. Людей, о которых никто никогда не слышал. Он смотрел на них и учился у них, копировал их, то, как они забивали шары, как контролировали биток.»

Несмотря на это, случайная удача все еще играла существенную роль в его продвижение наверх. Ключевой перелом произошел в 1991 году, когда друг взял Бустаманте в Европу, чтобы тот поиграл на нескольких турнирах. После турнира в Швейцарии, они ехали через Германию и остановились в «Кафе Рика», бильярдном клубе в городке Киль, недалеко от Гамбурга. Владелец клуба, индонезиец, сразу же влюбился в игру Бустаманте, предложил выступать за свой клуб и предоставил ему жилье, питание, хорошую зарплату, а также оплату поездок на турниры по всей Европе и даже в США и на Филиппины. Это была продуктивная работа, которой Франциско занимался более десяти лет.

«В Германии я хорошо питался, спал и зарабатывал. Я тренировался каждый день. Мне было всего 29, и я был в хорошей форме тогда.»

Присутствие Бустаманте взбудоражило пуловскую общественность по всему континенту. Ветеран Оливер Ортманн вспоминает, что, когда Бустаманте впервые приехал в Германию, шум по поводу этого уникального филиппинца распространялся со скоростью пожара: «Его стиль был совершенно другим по сравнению с любым европейским игроком. Он делал такие удары, что никто не знал, что им противопоставить. Он был так спокоен, как никто не мог даже мечтать. У него был действительно мощный разбой. Выиграть у Бустаманте в то время, значило выиграть у лучшего в мире. Для нас, в Европе, он был подобен герою. Он действительно помог поднять немецкий и европейский пул на более высокий уровень. Все говорили о нем.»

Вскоре базировавшийся в Германии Бустаманте начал осваивать в Землю Обетованную для всех филиппинцев — Соединенные Штаты, где он дебютировал в 1992 году. Его заметил организатор бильярдных турниров Джей Хэлферт. Он вспоминает, что весть о появлении филиппинца распространилась моментально, и одним присутствием в зале он обращал на себя пристальное внимание окружающих: «В то время у него были длинные волосы, и он носил все черное. Он был страшен. Мы говорили: «Вот идет Дракула». Он, можно сказать, высасывал кровь из американских пулистов. У него был самый мощный разбой, который кто-либо когда-либо видел. Это было огромным преимуществом.»

«Я не знаю, откуда взялся этот сильный разбой! — смеется Бустаманте. — Люди в Штатах постоянно спрашивали меня, как я добился такого сильного разбоя, и я говорил им: Я думаю, это потому, что я ем много риса. Это делает меня сильным.»

Бустаманте, будь то в игре на деньги или в турнирах, всегда был крайне серьезен по отношению к своем делу. «Хотя Франциско всегда был дружелюбным парнем, он приехал туда не для того, чтобы заводить друзей, — говорит Хэлферт. — Он приехал, чтобы победить и выиграть деньги. Он видел в других игроках, в первую очередь, соперников. Он был там, чтобы соответствовать. У него было так много отваги и мужества. Франциско был бесстрашным, и никого не боялся.»

Никто не был удивлен, когда Бустаманте, наконец, совершил прорыв и выиграл два события Camel Tour в 1997 году. Но уже на следующий год, он поднял игру на новый уровень, выиграл 4 крупных турнирах в США и получил титул Игрока Года по версии «Billiards Digest». В течение следующих нескольких лет Бустаманте продолжает путешествовать по миру и постоянно выигрывать. Победы 2002 года укрепили его репутацию как одного из лучших пулистов всех времен. Все началось в «плей-офф» чемпионата мира в Кардиффе (2002 г.), когда Бустаманте получил кошмарный звонок от своей жены Милы, которая сообщила, что их 7-месячная дочь заразилась вирусной инфекцией и умерла.

«Когда жена позвонила мне, я просто хотел все бросить и вернуться домой. Но Мила и мистер Паят (спонсор — прим. ред.) сказали мне: «Даже если ты приедешь, ты ничего не сможешь изменить.» И я продолжил играть в память о моей дочери.»

В матче, состоявшемся практически сразу после этого ужасного известия, что понятно, Бустаманте выглядел вялым и неинтересным. Он проигрывал 6:10 Антонио Линингу, и тот был на разбое в 17-й партии, однако разбил «впустую», и Бустаманте выиграл 5 партий подряд. Это была одна из самых вдохновляющих побед в истории пула. Увы, турнир для филиппинца завершился душераздирающими 15:17 в финале с Эрлом Стриклендом.

Кажется невероятным, но, возможно, Бустаманте смог превратить боль в дополнительную мотивацию. Вместо того, чтобы хандрить, он провел остаток этого года, обыгрывая всех, кто попадал в поле его зрения. В Японии, на Филиппинах, в Германии и США он выиграл семь титулов, и «Billiards Digest» второй раз признал его Игроком Года. Бустаманте мелил кий, словно чувствуя дочь за спиной: «Я думаю, она хотела бы, чтобы я выигрывал. Это придавало мне сил.»

Боль этого трагического события прошла со временем. У Бустаманте трое маленьких детей и еще трое взрослых от первого брака, а также братья и сестры, о которых он заботится, так что Франциско не собирался останавливаться на достигнутом. У него было несколько лет относительного спада в середине 2000-х, но в последние два года, он снова обрел свою волшебную игру. И, учитывая его последние достижения, Бустаманте имеет более чем достаточно причин, чтобы продолжать делать именно то, что привело его в Зал славы мирового пула.

«Я до сих пор борюсь, чтобы зарабатывать, — говорит Бустаманте. — Как я могу уйти? Я должен зарабатывать на жизнь. Это мой единственный талант. Это моя работа. Я отношусь к этому очень серьезно. Пока я в состоянии играть, я останусь в бильярде.»

И, без сомнения, он будет на одной сцене со своим давним приятелем, первым филиппинцем, который очень рад за своего младшего протеже: «Я рад за него. И я счастлив, что он присоединился ко мне в Зале славы, — говорит Волшебник, улыбается знаменитой беззубой улыбкой и повторяет свою фирменную фразу. — Мы оба — счастливчики.»