«

»

Май 24 2011

Андрей Макаревич — Белые шары на зеленом поле — это по-настоящему красиво!

Андрей МакаревичС Андреем Вадимовичем Макаревичем, бессменным лидером легендарной группы «Машина времени» и страстным поклонником бильярда мы встретились в бильярдном клубе «Кино», где музыкант, по его словам, давно проводит больше времени, чем дома. Андрей Вадимович разыгрывал очередную партию в американку с Тиграном Давтяном, и ему пришлось на время отойти от стола для беседы с нами.

— Здравствуйте, Андрей Вадимович! Первый вопрос, который нам хотелось бы задать вам, традиционен: при каких обстоятельствах и как давно состоялось ваше знакомство с бильярдом?

— Честно говоря, я уже и не помню. Лет пятнадцать назад, наверное. Сначала я баловался игрой в пул, ведь столы для пула одновременно с перестройкой стали появляться в барах. Затем постепенно увлекся русским бильярдом. Как-то само собой все произошло. Я помню, когда я был маленький, была, по-моему, одна бильярдная в Парке культуры, а вторая в Доме офицеров. Но потом стали появляться новые клубы, и появилась возможность играть чаще. Сейчас я и на гастроли всегда беру с собой палку.

— А кто учил вас играть? Был ли у вас профессиональный тренер или с друзьями тренировались?

— Я считаю, что учиться бильярду надо постоянно, поэтому всегда стараюсь играть с теми, кто этой игрой владеет лучше меня. Когда играешь с более сильным противником, ты, безусловно, учишься. Что касается уроков профессионального тренера, то раньше я их брал регулярно, например, у Марка Левитина, который в свое время тренировал российскую сборную. Сейчас я уроки не беру, сейчас я больше играю.

— Андрей Вадимович, кто в числе ваших постоянных партнеров по бильярду?

— Клуб «Кино» — это такое чудное местечко, сюда приходят люди исключительно свои, исключительно члены клуба. Я здесь провожу, наверное, больше времени, чем дома. Сегодняшние московские пробки не позволяют точно рассчитывать время, и я всегда беру его с запасом. А потом оказывается, что полтора часа тебе некуда девать. Клуб «Кино» удобно расположен в центре, и я приезжаю сюда при каждой возможности. Здесь я часто играю с Валерой Сюткиным, Леней Ярмольником, Леней Якубовичем. Бывают также турниры, в которых я всегда рад участвовать, если не на гастролях.

— То есть практически все свое свободное время вы тратите на бильярд?

— Получается так.

— Что вам дает игра? Это для вас только отдых, или вас увлекает спортивный азарт?

— Трудно объяснить, какое удовольствие человек получает от игры. Наверное, это комплекс каких-то ощущений. Желание выиграть и удовольствие от того, что сегодня игра у тебя хорошо идет. Радость от того, что ты чему-то научился. Вообще, когда белые шары катаются по идеально зеленому полю, — это по-настоящему красиво. Своего рода магия бильярда. Могу точно сказать, что бильярд для меня точно не спорт в чистом виде. Я не спортивного склада человек. Бильярд, скорее, одна из форм общения для меня.

— Кто в вашей бильярдной компании является более сильным игроком? И как вы относитесь к форе?

— Из нашей компании хорошо играет Саша Малинин, Леня Агутин. Валера Сюткин последнее время в сибирку играет очень хорошо. С Ярмольником мы играем примерно на равных. Мы все на нормальном любительском уровне, и вопрос о форе у нас не стоит. Однако если говорить об игре с профессионалами, то здесь, на мой взгляд, фора просто необходима.

— Если говорить о бильярде как о виде спорта, то кто из профессиональных бильярдистов вам импонирует? Можете ли вы назвать конкретные имена?

— Я не настолько тщательно слежу за официальными турнирами, у меня на это, к сожалению, просто нет времени. Я помню Винокура, помню, конечно, Сталева. Но, на самом деле, я и не болельщик. В основном, я помню спортсменов, с кем мне лично посчастливилось сыграть. Например, в Барнауле есть Даня Богушевский, мастер спорта, молодой парень. Играть с ним бессмысленно, потому что он с разбоя забивает первый шар, разгоняя всю кучу, а потом вдогонку еще семь. То есть он просто не дает тебе подойти к столу. Так что это не игра, а наблюдение за тем, как человек красиво владеет бильярдным кием.

— Какую игру на бильярде вы предпочитаете?

— Я принципиально предпочитаю американку, потому что она совпадает с моим темпераментом по динамике. В сибирку мне на двадцатой минуте начинает надоедать отыгрываться, и на эту ошибку как раз меня всегда и ловят. Поэтому я всегда знаю заранее, чем для меня окончится игра одним шаром.

— На интерес играете?

— Играю, конечно. Но не на большой, а на такой, чтобы это не грозило разорением. Однако я считаю, что умеренная ставка всегда стимулирует способности игрока.

— Андрей Вадимович, как вы относитесь к допингу на бильярде?

— Мне допинг вредит категорически. Я могу многое делать, немного выпив, и вы не заметите разницы (смеется). Но на игре это отражается тут же. Поэтому бильярд и алкоголь для меня несовместимы.

— Все мы знаем о многолетних спорах на тему, станет ли когда-нибудь бильярд олимпийским видом спорта. Каковы, на ваш взгляд, перспективы у бильярда войти в олимпийскую семью?

— Да, я знаю, что там идет длительная борьба. И я понимаю, чем вызваны действия тех, кто этому препятствует. Исторически сложилось так, что данный вид спорта на сегодняшний день развит в мире неравномерно, поэтому всегда найдутся противники включения бильярда в олимпиаду. Если бы олимпийским видом спорта сделали бы снукер, то нам бы там делать было нечего, так как в России нет школы снукера. Зато в русском бильярде мы бы занимали очень выгодное положение. Я тоже слежу за развитием событий, но предсказать здесь ничего не возможно, сейчас все так быстро меняется.

— Как вы считаете, что можно предпринять, чтобы популяризировать бильярд в нашей стране?

— Во-первых, по-моему, в данный момент мы с вами сейчас именно этим и занимаемся (смеется). А, во-вторых, я с радостью отмечаю, что в городах открывается все больше крупных бильярдных клубов. Я вижу, как там тренируются молодые ребята, и понимаю, что они будут из себя представлять годика через три-четыре. У нас в стране прекрасные тренеры. Так что все происходит как надо.

— Андрей Вадимович, может быть, вы вспомните какой-нибудь курьезный случай на бильярде? Какую-нибудь необычную встречу?

— Это все напоминает, конечно, рассказы рыбаков (смеется). Давным-давно, еще во времена ГДР, случилась со мной, помнится, очень смешная история. «Машина времени» поехала играть концерт в одну из наших воинских частей. Там по традиции была бильярдная, где всех обыгрывал местный полковник, которому уже не с кем было раскатать партию, настолько он превосходил всех по уровню игры. Я в то время совсем еще не умел играть. После концерта мы пошли в баню, выпили, все как положено. Полковник стал приглашать меня составить ему компанию за бильярдным столом. Я честно признался ему, что игрок я слабый. Тот предложил мне для начала размяться с одним из ординарцев. Я разбиваю пирамиду и с разбоя кладу шесть шаров. Я слышу за своей спиной рев (смеется). Полковник хватает кий: «Давай, расставляй, поехали!» Дальше мы сыграли с ним три партии, которые я естественно проиграл. Но он так мне и не поверил, что я не умею играть, он был абсолютно уверен, что я его «развожу». Вот эта история мне запомнилась на всю жизнь.

— Игроки в возрасте, представители старой школы бильярда, любят говорить, что столы раньше были другие, лузы более строгие, другое сукно, что способствовало вдумчивой игре с большим количеством отыгрышей, умной тактической борьбе. А современный русский бильярд, по их мнению, слишком примитивен, и даже игра одним шаром превратилась в простое состязание кладки, не говоря уже об американке, где молодые спортсмены скатывают в одну лузу партию за партией. Что вы об этом думаете?

— Я категорически с этим не согласен. На мой взгляд, это из области «раньше бабы моложе были». А к победе каждый идет своим путем, и не надо здесь никому ничего навязывать. Я люблю, когда у меня получается хорошо играть, и я всегда играю на результат. Вот сейчас до беседы с вами я проиграл, и настроение у меня отвратительное. Здесь, кстати, масса факторов. Я видел, что вы меня ждете, а когда меня ждут, игра у меня никогда не идет.

-Вы уж извините, Андрей Вадимович!

-Ничего. С вас 50 долларов (смеется).

Мы не стали больше отвлекать Андрея Макаревича от любимого занятия. Попрощавшись с нами, музыкант с удовольствием вернулся к бильярдному столу.